Звонок по России бесплатный
Режим работы: пн-пт 9:00–18:00

Status 22.01.2018 Николай Башкеев: «На строительном рынке затишье перед бурей…»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Николай Башкеев: «На строительном рынке затишье перед бурей…»

22.01.2018

ГК «РАЗВИТИЕ»  компания, которую сложно назвать публичной. В интернете вы сможете прочесть о ней в лучшем случае пару абзацев. Но на строительном рынке Владимира и Николая Башкеевых знают,с ними успели поработать многие крупнейшие застройщики города. Это тандем, в котором за старшим опыт и уверенность, а за младшим  энергия и бойцовские качества, работает слаженно и эффективно уже 10 лет. О своем видении проблем рынка и принципах существования на нем рассказывают Николай и Владимир Башкеевы 

 

— Николай, поскольку информации об истории вашей компании на сегодняшний день нет в публичном доступе, расскажите в двух словах, когда и как она была основана, за счет чего развивалась?

— В этом году группе компаний в ее нынешнем виде исполняется 10 лет. Мы входим в пятерку крупнейших компаний НСО по объемам выполняемых работ в части строительства всех наружных инженерных сетей — водоснабжения, канализации, теплоснабжения, а также созданию водоочистных сооружений. Мы работаем на рынке госзаказов и с коммерческими структурами. Все застройщики Новосибирска нас знают.

 

— Расскажите о самых масштабных проектах, которые за 10 лет вам удалось реализовать. На слуху промышленно-логистический парк, аквапарк, станция химводоочистки районного поселка Колывань. Что еще?

— Еще не самой простой задачкой был тепличный комбинат «Новосибирский», который был сдан в прошлом году. Все наружные инженерные сети, системы химводоочистки, очистные сооружения делали там мы. Причем оборудование для химводоочистки было еще и нашего производства — одна из аффилированных с нами компаний занимается тем, что производит стеклопластиковые корпусы канализационных насосных станций и очистные сооружения. Нам пришлось выполнить жесткие требования заказчика по очистке стоков. Условно говоря, в очистные сооружения входят неочищенные стоки, а с другой стороны выходит родниковая вода. Это сегодня единственный в России комплекс очистных сооружений такого уровня, мы его реализовали с помощью наших партнеров из Европы.

 

— Насколько конкурентным является рынок, на котором вы работаете?

— Сегодня рынок, даже по сравнению с тем, что было пять лет назад, изменился до неузнаваемости. А если бы человека, который активно работал в этой сфере 10 лет назад, посадить в машину времени и перебросить к нам, у него, наверное, просто волосы бы дыбом встали.

 

 

— Что изменилось?

— Все гиганты, все мастодонты, которые раньше правили бал, сегодня либо заваливаются на бок, либо уже лежат.

 

— Почему так произошло?

— Как известно, чем больше машина, тем она громче падает. Мир быстро меняется, и, если компания не успевает меняться так же быстро, перестраиваться, сокращать издержки, она обречена на провал. Рентабельность в нашей сфере снизилась радикально. А гиганты привыкли к определенной норме рентабельности и чисто психологически не готовы к контрактам, которые отрабатываются просто ради существования компании. Мы же иногда, при определенных условиях, соглашаемся заключить контракт с минимальной рентабельностью, просто ради того, чтобы продержаться на плаву. Я не могу отправить людей на улицу из-за собственных амбиций и  сидеть вспоминать, как десять лет назад ко мне стояли в очередь и платили совсем другие деньги. Нужно просто принять новые правила игры и действовать, обдумывая каждый шаг, принимая взвешенные решения и работать над экономической стратегией предприятия. Кто-то живет прошлыми успехами, приводит в пример проекты, на которых работали по 80 единиц техники, множество людей. Но сегодня их реальность такова, что людям стало нечем платить зарплату, а техника из-за отсутствия должного ухода рассыпалась и пришла в негодность.

 

— Есть конкуренты, которые не почивают на лаврах? Бодрые, злые?

— Конечно, есть. Хотя далеко не всегда между нами действуют правила честной конкуренции. На новосибирском рынке достаточно много структур с сильным лобби. Это работает и в части распределения определенной доли госзаказов и в части конкурсов, проводимых коммерческими компаниями. У этих компаний заказы будут всегда, благодаря личным связям топ-менеджеров и собственников. При этом не факт, что они выживут на открытом конкурентном рынке.

 

— Вы заговорили о рынке госзаказов. В этом году, насколько я понимаю, усложнились условия существования на нем?

— Да, государство преподнесло некоторые сюрпризы — изменения в саморегулируемых организациях.

 

— В чем они заключаются?

— Внесены изменения в законодательство, согласно которым все строительные организации должны вступить в региональные СРО. А московские и питерские СРО, которые до этого превалировали на рынке, закрываются одна за другой. Как результат — многочисленные суды по поводу возврата компенсационных фондов. Кроме того, значительно увеличился компенсационный фонд при работе с госструктурами. Если раньше, когда мы брали допуск СРО на все виды работ с максимальной стоимостью работ до 500 миллионов рублей, компенсационный фонд составлял миллион рублей, то сегодня это три миллиона рублей минимум! При этом предыдущий миллион, оставленный в питерской или московской СРО, компания, скорее всего, теряет. Сегодня я склонен думать, что с самого начала никто и не предполагал эти деньги нам возвращать. Сейчас, как это ни парадоксально звучит, государство пытается ввести некое регулирование в сфере саморегулируемых организаций… Думаю, что до конца этого года рынок еще немного «схлопнется», и начнется очередной передел. Сейчас мы наблюдаем затишье перед бурей или потопом. Сметут ли они нас всех, или кому-то удастся выплыть и занять в результате главную позицию — пока не понятно.

 

— Получается, компании потеряли миллион в предыдущих СРО и теперь должны внести еще три?

— Совершенно верно.

 

— А насколько эти суммы существенны для организаций, работающих по столь крупным контрактам?

— Ну, как вам сказать… Сейчас вообще с живыми деньгами очень сложно. Сегодняшний рынок — это рынок бартера. Это, кстати, еще одна причина, почему нам удается достаточно успешно существовать на нем — мы научились работать с бартером, пристраивать его. На сегодняшний день в среднем 30–40% всего объема, который мы делаем — это бартер и взаимозачет. Застройщики часто работают со своими клиентами по схеме trade-in, то есть, продавая клиенту квартиру, забирают какое-то его имущество. И там можно встретить что угодно — от мотоцикла до вертолета, от дач в окрестностях Новосибирска до недвижимости в Испании…

 

 

— В этих достаточно сложных условиях ГК «Развитие» себя, судя по всему, неплохо чувствует. Какие проекты у вас сейчас в работе?

— Сейчас один из наших ключевых заказчиков — компания «Трансервис». Мы ведем наружные инженерные сети к проекту «Жуковка», возводим монолитные конструкции. Стартовал наш второй контракт с Промышленно-логистическим парком. Заканчиваются работы в Колывани. Продолжается наше сотрудничество с компаниями «Метаприбор» по проекту «Ясный берег» и «КПД Газстрой» по жилой застройке микрорайона «Чистая Слобода», исторически мы выполняем работы по монтажу всех наружных сетей с этими заказчиками. С компанией «Доступное жилье Новосибирск» на жилом комплексе «Новомарусино» мы работаем как генподрядчики на строительстве нескольких жилых домов и на монтаже всех наружных инженерных сетей, а также как проектировщики по наружным сетям. Буквально на днях заключили контракт по проведению наружных сетей к ЖК «Огни Сибири». Работаем по тем же направлениям с ГК «Стрижи». Заходим в соседний регион на один масштабный объект на монтаж наружных сетей ориентировочно в середине августа. Одним словом, мы загружены «под завязку».

 

— Расскажите о вашем сотрудничестве с ПЛП. Этот проект выделяется из общего ряда ваших заказчиков…

— Я бы сказал, что это уникальный проект. Он был для нас принципиально важен и интересен. Первый контракт мы выиграли в октябре 2016 года, причем из 143 миллионов первоначальной цены мы сэкономили области порядка 60 миллионов благодаря аукционному понижению и ряду оптимизационных работ. По этому контракту минувшей зимой мы проложили порядка 10 километров инженерных сетей, смонтировали канализационные насосные станции.

 

— Насколько сегодня ПЛП с точки зрения доступности инженерных сетей удобен для инвесторов? Владимир Николаевич, это, скорее, к вам вопрос, поскольку вы работали в свое время генеральным директором ПЛП и в деталях знаете сильные и слабые стороны этого проекта.

— В плане обеспечения компаний-инвесторов инженерными сетями уже на стадии разработки проекта в ПЛП были заложены оптимальные решения. Когда создавалась концепция этой площадки, было понятно, что без обеспечения коммуникациями нам не обойтись — никто не захочет ничего строить в чистом поле. Предполагалось выстроить инфраструктуру, в том числе инженерные сети этой площадки для того, чтобы при выделении конкретного земельного участка подвести от магистрали сети к конкретному потребителю. Это реализовано, и это удобно.

 

— А если сравнить ПЛП с другими площадками в области типа greenfield?

— Вы знаете, многие логистические площадки, позиционирующие себя таким образом, по сути таковыми не являются. Сегодня многие называют себя промышленно-логистическими парками, но, когда туда заходишь, понимаешь, что там нет зачастую и половины того, что может предложить ПЛП. Большой плюс ПЛП заключается в том, что там строительство инфраструктуры ведется уже не первый год, и проект Промышленно-логистического парка, на мой взгляд, является самым большим достижением в реализации инвестиционных проектов на территории Новосибирской области.

 

— Николай, давайте поговорим теперь с вами о технологической стороне вашего бизнеса. Насколько я знаю, вы были первыми, кто начал использовать в Новосибирске такое технологическое решение в строительстве инженерных сетей, как шпунты Ларсена. Насколько легко продвигать на новосибирском рынке новые технологии?

— Очень сложно, практически невозможно. В том объеме, в котором эта технология представлена у нас — с точки зрения оборудования, опыта, знаний — ее нет ни у одной компании на территории Новосибирска. Она пришла из мостостроения и позволяет производить работы в любых грунтах. Мы начали ее использовать на проекте «Чистая слобода». Место строительства было проблемным — настоящее болото, с утками и куликами. Мы долго консультировались, подняли на уши буквально всю Россию. В итоге поняли, что шпунты Ларсена и глубинное водопонижение — это единственный вариант.

 

— Расскажите в двух словах, что собой представляет эта технология?

— Высота шпунта со специальным профилем около 12 метров. С помощью вибропогружателя (в Новосибирске их всего три штуки) — это навесное оборудование тяжелых экскаваторов — он погружается в грунт с помощью вибраций. Погружается этот профиль «в замок», то есть получается полностью закрытая герметичная коробка. Вода туда может поступать либо сверху во время дождя, либо снизу — это глубинные воды. Чтобы убрать эти глубинные грунтовые воды, делается глубинное водопонижение: бурятся скважины метров на тридцать, включается насос и вода выкачивается. В результате получается сухой грунт. Эта технология позволяет положить сети в любом болоте. Происходит подготовка основания трубопровода, обратная засыпка с уплотнением, водопонижение отключается, шпунты аккуратно вытаскиваются — все готово.

 

— В «Чистой слободе» эта технология помогла решить проблему?

— Абсолютно. Мы работаем там с 2014 года. И теперь там проблем с грунтом нет никаких. До нас эту задачку пытались решить несколько организаций, и ни одна из попыток не увенчалась успехом, они потерпели полное фиаско. Но нам приходилось уже на стадии выполнения работ каждый день биться за нашу технологию, защищать ее, доказывать на импровизированных научных советах, что она состоятельна. Позже мы использовали эту же технологию на проекте «Ясный берег». Мы вообще стараемся в плане технологий смотреть немного вперед. И если заказчик прогрессивен и на начальной стадии готов нести затраты, которые дадут ему профит в будущем, мы всегда предлагаем новые возможности.

НО, ОБЪЕКТИВНО ГОВОРЯ, В СЕГОДНЯШНИХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ УСЛОВИЯХ ЗАКАЗЧИКИ НЕ ТОЛЬКО НЕ ГОТОВЫ МОРАЛЬНО УВЕЛИЧИВАТЬ ЗАТРАТЫ, НО ДАЖЕ ОПТИМАЛЬНО ПРОСЧИТАННЫЕ РАБОТЫ НЕ ВСЕГДА ОПЛАЧИВАЮТ ВОВРЕМЯ.

Несмотря на то, что заказов у нас много, с финансовой стороной не всегда все гладко. К примеру, тот же аквапарк — мы до сих пор судимся с компанией «Кварсис», которая нам не выплачивает 10 миллионов. В суде находится 10 исков по этому поводу, несмотря на то, что аквапарк успешно работает уже целый год.

 

— Иски подрядчиков, долги заказчиков — не редкая история. Как возникают эти спорные миллионы?

— Это банальное невыполнение своих обязательств. Работы выполнены, а оплаты по ним нет. В том же аквапарке мы столкнулись с крайней циничностью заказчиков… Это при том, что мы сэкономили пару десятков миллионов во время строительства, предложили оптимальную цену по сравнению с другими исполнителями. Но в конце, к сожалению, торт разрезали, съели и даже крошек не осталось…

 

— Учитывая подобный опыт, сегодня вы в большей степени ориентированы на коммерческие заказы или на государственные?

— Сегодня мы ориентированы на тех, кто работает по-партнерски. И надо отметить, государство, как бы его не критиковали, это надежный партнер, который оплачивает работы день в день. Коммерческий заказчик, в основном, это — не в обиду никому — обезьяна с гранатой на бочке с тротилом…

 

— В одном из своих предыдущих интервью вы сказали, что отложили в долгий ящик выход на другие регионы. Но в стратегических планах эта цель остается?

— Ну, волей судьбы мы сейчас опять выходим на соседний регион, находимся в процессе подписания договора по монтажу всех наружных сетей одного огромного строящегося предприятия, пока не буду говорить какого.

 

— Но основные ваши проекты по-прежнему находятся на территории НСО. Будут ли ваши планы по-прежнему связаны только со строительной сферой?

— Сегодня я все чаще задумываюсь о проектах в сельском хозяйстве, в сфере туризма. Постепенно в голове эти мысли начинают обретать черты реальных проектов. Из более близких планов — выйти через пару-тройку лет на рынок застройщиков жилья в Новосибирске, в настоящее время идут активные переговоры с несколькими Новосибирскими застройщиками о партнерстве в этом сегменте. При удачном раскладе компания «РАЗВИТИЕ» будет ассоциироваться не только с подрядной деятельностью, но и станет полноценным застройщиком жилой недвижимости. Это конкретные планы, и мы очень активно идем в этом направлении. Также мы в этом году приступаем к освоению земельного участка площадью 2,5 гектара в Криводановском сельсовете, где находится наша производственная база. Для собственных нужд и для открытого рынка будем развивать направление производства строительных материалов, конструкций и оборудования. На днях мы приобрели очередную игрушку — станок для производства бескаркасных ангаров, обкатаем эту технологию во время застройки нашей базы и выйдем на рынок с новым направлением. Так что планов громадье, до отдыха ли теперь!

 

— Ваша компания называется «РАЗВИТИЕ», и при этом вы в своих интервью нередко говорите о том, что развивают только сложности. Но ведь иногда сложности ломают…

— Когда преодолеваешь растущее сопротивление постоянно, то вчерашнее сопротивление перестает быть существенным, вчерашние трудности перестают быть таковыми. В результате достигаешь большего, развиваешься быстрее. Таковы принципы Группы Компаний «РАЗВИТИЕ».

 

Похожие статьи
Status 13.04.2015 Новый шаг на пути к развитию

Кризис – лакмусовая бумажка даже для самых успешных игроков рынка.

Status 11.07.2015 Развитие – наш вектор

ГК «РАЗВИТИЕ» является многопрофильной строительной организацией. Мы выступаем в качестве генерального подрядчика, организатора процесса строительства и генерального проектировщика.

Status 23.06.2016 ГК «РАЗВИТИЕ»: на восходящей волне

Новосибирский аквапарк – сооружение уникальное и значимое не только для жителей города, но и для всей строительной отрасли.