Звонок по России бесплатный
Режим работы: пн-пт 9:00–18:00

Status 02.10.2017 В движении

В движении

02.10.2017

Группа компаний «Развитие» — тот случай, когда название обязывает. Движение — жизнь, — считает президент организации Николай Башкеев. Главное — определить вектор и не останавливаться!

— Последний экономический кризис ударил по всем отраслям экономики, и строительная— не исключение. Очевидно, что если у девелопера возникают какие-то трудности, онив первую очередь сказываются на отношениях с субподрядчиками. Каким образом ваша компания адаптировалась к новым условиям?

— Этот кризис в принципе изменил отношения в отрасли, заказчики стали иначе оценивать своих потенциальных подрядчиков. Если в 2008 году подрядные организации ради того, чтобы получить хоть какие-то деньги, хоть какой-то объект, были готовы опуститься ниже уровня себестоимости работ, то сейчас таких уже не осталось — многие просто не выжили. И заказчики, наученные опытом, понимают, что решает не цена. Да, можно найти подрядную организацию, которая сделает дешевле, чем другие, но и риски будут выше: не уложиться в сроки сдачи объекта, пролететь с качеством…

Мы работаем практически со всеми застройщиками Новосибирска, и практически все они в первую очередь обращают внимание на репутацию подрядчика и качество его работы. Это, наверное, главный урок текущего кризиса.

— Что вам пришлось поменять в работе компании?

— Мы использовали все доступные нам управленческие инструменты. Самый главный, конечно, — это снижение издержек. Во-первых, мы пересмотрели отношение к затратам организации, оптимизировали отношения с нашими поставщиками. Получили дополнительные скидки, отсрочки… В ситуации, когда сократилась практика авансирования работ, когда заказчики нарушают сроки оплаты уже выполненных заказов, это очень помогает.

Во-вторых, провели оптимизацию штатной численности, причем не за счет рабочих и инженерных специальностей, а за счет управленческого персонала. Ряд топ-менеджеров оказались не готовы работать в новых экономических условиях — не понимали, что изменились задачи, изменился рынок, что нельзя больше жить «на широкую ногу» или за счет кредитных средств… В общем, с этими людьми мы попрощались, и, как оказалось, не зря. Мы получили большую экономию от принятия данного решения и смогли открыть дополнительные вакансии инженерно-технического персонала и рабочих. Поэтому, несмотря на кризис, компания выросла в численности, но при этом стала более сбалансированной по затратам.

Ну и поскольку штат топ-менеджеров сократился, мы пересмотрели всю систему управления, она стала более простой и эффективной.

Я считаю, самая оптимальная структура для среднего бизнеса — это работа с близкими людьми, потому что они разделяют твое переживание за судьбу собственного бизнеса. В 2015 году я пригласил на работу отца, он тогда возглавлял Промышленно-логистический парк Новосибирской области. У нас, несмотря на кризис и в результате оптимизации, произошел рост объемов работ, и я один уже не справлялся со всей компанией. Мы распределили задачи, построили управленческую структуру из молодых, но амбициозных и надежных сотрудников, грамотных специалистов своего дела, и уже сейчас понятно, что они справляются неплохо.

Мы продолжаем вкладывать основную часть средств в развитие, у нас своя производственно-техническая база, свои офисные помещения в центре города, своя спецтехника, свое оборудование (в том числе и уникальное), продолжаем обновлять парк, изучаем новые технологии… Не останавливаемся.

Жизнь — в движении, это факт.

 

 

— Вы вышли на рынок как организатор строительства, но в 2008 году начали самостоятельно выполнять некоторые работы. Это была антикризисная мера?

— Не совсем так. Мы начали самостоятельно работать на подряде еще до кризиса, и не потому, что это была осознанная стратегия, а просто оказалось, что какие-то работы мы можем выполнить более качественно, чем другие компании. Честно скажу, объем заказов по инженерным сетям в то время у нас составлял меньше процента, и мы не рассматривали это направление, как основное.

В 2008 году строительный рынок сократился, а рынок организации строительных услуг исчез совсем, и нам пришлось перестраиваться, оптимизировать производство, пересматривать приоритеты. Мы выбрали другую нишу — сначала стали подрядчиками, потом, в 2010 году, проанализировав рынок и собственные возможности, решили специализироваться на инженерных сетях.

 

 

— Между этими двумя кризисами, на ваш взгляд, есть какие-то принципиальные различия?

— Конечно. Этот кризис требует от компании гораздо большей эффективности, расчетливости. Между нами, теми, кто остался сейчас на плаву, конкуренция выросла в разы. Поэтому наша работа сейчас — это игра «на тоненького». Ты видишь какие-то перспективы и начинаешь расти, но понимаешь, что эта возможность закончится, а выросший масштаб компании требует других объемов и задач… Или остаешься на прежних позициях, не развиваясь, но постепенно теряешь и то, что есть…

В советское время была популярная электронная игрушка — «Ну, погоди!», где волк ловил яйца. Чем лучше он их ловит, тем выше скорость, с которой они падают. Нынешний кризис — он вот такой.

— Сколько объектов сейчас в портфеле компании? Как изменилось их количество по сравнению с «тучными» временами?

— «Тучные» времена были характерны другим подходом: объектов было меньше, но они были крупнее. Например, раньше мы работали целый год на одном объекте за полмиллиарда рублей в год. Этого объема задач хватало, чтобы обеспечить работой всех. А сейчас приходится набирать десяток объектов от 30 до 60 миллионов. Это, конечно, отнимает много времени. Плюс работа на одном объекте — это значит, компании нужно меньше инженерно-технического персонала. Чем больше объектов, тем больше нужно таких сотрудников, но, я уже сказал, мы эту задачу решили. Больше объектов — больший объем проектной документации, внутреннего документооборота…

Сейчас у нас в работе порядка семи-восьми заказов: аквапарк, жилые комплексы «Чистая слобода», «Ясный берег», КрымSKY, «СТРИЖИ», станция химводоочисткир.п. Колывань и несколько более мелких.

— Есть ли у компании возможности для роста на таких объектах? Я имею в виду выполнение каких-то сложных технических задач, уникальных работ. Есть ли в строительной отрасли потенциал для инженерного развития?

— Так получилось, что благодаря нашему отношению к ведению бизнеса, в списке выполняемых нами работ появились и уникальные, сложные работы. Мы не боимся трудных задач, но решение — приступать или нет — принимаем взвешенно. Есть две стороны медали: первая — ты ничего не боишься, берешься за задачу и не справляешься с ней, получил рекламацию, и это пятно на репутации в каком-то временном промежутке портит компании жизнь. Есть второй вариант: относиться к своим возможностям со сдержанным пессимизмом и хорошо считать варианты. Мы верим в свои возможности, но подходим к их реализации прагматично. Поэтому-то и не проваливаемся.

Часто спрашивают про аквапарк — это по классификации Минстроя объект уникального строительства. Но в смысле прокладки наружных инженерных сетей каких-то прорывных технологий там нет: хороший, продуманный, просчитанный проект без сюрпризов, прекрасные инженерно-геологические условия, низкий уровень грунтовых вод. Как ни странно, нередко «обычные» проекты оказываются более интересными в плане поиска технических решений. Например, жилой комплекс «Чистая слобода»— это хорошая задачка для инженеров. Там непростые грунты, сложные гидрогеологические условия. Там нам пришлось применять уникальные решения, которые используются в строительстве мостов, тоннелей и метро: глубинное водопонижение, создание замкнутого периметра из шпунта Ларсена, который не позволяет воде проникать в зону строительства… Это действительно интересный опыт, многому нас научивший. Теперь мы можем построить все что угодно,— хоть Эйфелеву башню на Васюганских болотах.

— Есть ли какой-то проект, в котором вам хотелось бы поучаствовать — ради каких-то амбиций, ради освоения новых инженерных вершин?

— Скажу так: на рынке инженерных сетей мы уже переросли максимальные возможности региона, может, даже всего Сибирского федерального округа. Крупные объекты, где десятки километров сетей, большие диаметры, стоимость в сотни миллионов — это было бы интересно по масштабу задач. Мы сейчас стремимся нарастить свое представительство в Тюмени, Ханты-Мансийском автономном округе, Красноярском крае, потому что в перспективе наш, новосибирский рынок будет еще сужаться. Доля, которую мы имеем, уже не вырастет: объективно — здесь работы больше не становится, значит, надо расширять географию. А тот регион представляет интерес — там неплохие объемы, неплохое финансирование и, как ни странно, менее конкурентный рынок. Это обратная сторона успеха и масштаба компании: есть люди, которых надо загружать работой, есть технологии, которые надо внедрять. В общем, некогда сидеть на месте, надо все время двигаться.

 

Похожие статьи
Status 13.04.2015 Новый шаг на пути к развитию

Кризис – лакмусовая бумажка даже для самых успешных игроков рынка.

Status 11.07.2015 Развитие – наш вектор

ГК «РАЗВИТИЕ» является многопрофильной строительной организацией. Мы выступаем в качестве генерального подрядчика, организатора процесса строительства и генерального проектировщика.

Status 23.06.2016 ГК «РАЗВИТИЕ»: на восходящей волне

Новосибирский аквапарк – сооружение уникальное и значимое не только для жителей города, но и для всей строительной отрасли.